Амурская область

НАРОДЫ АМУРСКОЙ ЗЕМЛИ
Даурская земля. Приамурские племена остались в стороне от главных ударов монгольского нашествия. На землях Верхнего и Среднего Приамурья расселились племена монгольского происхождения, известные под названием дауров.
К моменту появления на Амуре первых русских землепроходцев дауры представляли собой одну из наиболее крупных народностей Приамурья. Они занимали обширную территорию, простирающуюся от Шилки до верховьев Зеи, их численность составляла более 10 тысяч человек. Дауры делились на одиннадцать территориально-племенных группировок, называвшихся по именам отдельных князей.
История дауров наиболее активно стала изучаться лишь в последнее время, после открытия амурскими археологами Д.П. Болотиным и Б.С. Сапуновым владимировской археологическойкультуры.
Памятники владимировской культуры занимают южную часть бассейна Верхнего Амура и территорию вдоль нижнего течения Зеи. К настоящему времени открыто более четырех десятков городищ, селищ, могильниковэтой культуры. Укрепленные городки (улусы) даурских князей возвышались по всему левобережью Амура, и сейчас еще внимательный наблюдатель может обнаружить их довольно многочисленные остатки.
Раскопки на селищах не велись, но результаты разведки дали возможность говорить об использовании местными жителями отопительной системы типа кан, о чем свидетельствуют большое количество обожженного камня-плитняка в жилищах. Жили амурчане как в наземных домах, так и углубленных в землю.
Археологические раскопки проводились в основном на некрополях, которые находятся в поймах рек.
По сообщениям этнографов, коренные народы Приамурья являлись шаманистами. Они считали, что с наступлением смерти в человеческом теле остается душа и находится там до тех пор, пока скелет не будет освобожден от мягких тканей. Помещалась она в верхней половине тела. Жившие вместе соплеменники исповедовали одну религию, т.е. у них был «один мир мертвых». Эксгумация проводилась редко, что связано с определенными видами смерти, порождавшими «страшные и злые призраки».
Погребальный инвентарь можно разделить на несколько групп. Первую - «предметы быта» - составляют посуда, ножи, серпы, кресала, ножницы, точильные камни. Посуда встречается редко. Керамика представлена кувшинами, покрытыми темной поливой, пиалами, блюдами. Последние выполнены из селадона, покрыты прозрачной бесцветной поливой и украшены синей росписью по белому фону. Металлические емкости в могилы клались редко. Обнаружены фрагменты бронзового сосуда, чугунного котла.
Предметы вооружения из могильников составляют наконечники копий и стрел (иногда со свистунками), топоры, фрагменты луков, колчанные крюки, латные пластины. Наконечники стрел были костяные и железные. Боевые топоры встречаются чрезвычайно редко. К предметам конской сбруи относились удила и стремя.
Дауры носили халаты (куртки), запахивающиеся на правую сторону, с бронзовыми или костяными пуговицами, подпоясывались поясами, украшенными пряжками и бляшками-накладками из железа и бронзы. Они любили стеклянные бусы, ожерелья с бронзовыми пронизками, серьги в виде вопросительного знака, с бусиной (или двумя) на нижнем отростке, нашивки, выполненные из бронзы или серебра, чугунные или бронзовые бубенчики, которые изготавливались в виде рыбки. Как украшения использовались также китайские и чжурчжэньские монеты, в которых дополнительно делались отверстия для подвешивания. Особой популярностью пользовались железные браслеты, которые женщины носили преимущественно на ногах.
Откуда пришли дауры? Владимировская культура является культурной общностью, которая образовалась в результате культурного слияния двух этносов.
Большинство ученых считает, что в период, предшествующий позднему средневековью, на Амуре жили тунгусоязычные мохэ, а затем их потомки чжурчжэни. Раскопки памятников владимировской культуры подтвердили эту точку зрения. Они показали, с одной стороны, преемственность традиций, а с другой, появление новых культурных элементов, не встречавшихся до ХIII в. на Амуре. Носителями монгольских традиций могли быть только дауры – народ, мигрировавший в Приамурье. О не амурском происхождении дауров писали еще исследователи ХIХ в. Л.И.Шренк, П.И.Кафаров, а позднее В.И.Огородников, Г.С.Новиков-Даурский.
Когда и почему дауры пришли в Приамурье? Примерное время прихода дауров датируется ХIII в.
Местностью, откуда началась миграция, вероятно, следует считать территорию современной Монголии и Забайкалья. Труднее установить причины, побудившие целый народ проделать столь длительный путь. По этому поводу существуют лишь гипотезы. Первая – политическая, высказанная Р.К.Мааком и Л.И.Шренком. Они предположили, что дауры на Амур пришли во время войны монголов Чингис-хана с империей чжурчжэней или сразу после нее и являлись монгольскими оккупационными войсками. Вторая гипотеза – социальная. На рубеже I и II тыс. у монголов зарождается социальное неравенство, обусловленное перераспределением пастбищ среди родственных племен и захватом их более сильными коллективами. Слабейшие племена оказались без угодий и были вынуждены мигрировать.
Следующую точку зрения можно назвать экологической версией. В начале II тысячелетия изменился климат, он стал более сухим и холодным. «Великая сушь» лишила влаги пастбища Центральной Азии и привела в движение механизм миграций скотоводческих племен в сопредельные страны с большими низменностями, где еще длительное время сохранялись обильные травы.
Таким образом, дауры – народ, пришедший на Амур в первых веках II тысячелетия, были оседлыми скотоводами и земледельцами.
Дючеры. Ближайшими соседями дауров являлись дючеры. Русские землепроходцы называли их «оседлыми тунгусами». Дючеры занимались пастбищным скотоводством и хлебопашеством.
Впервые дючерский памятник – могильник у с. Саратовка Амурской области исследовался Евгенией Ивановной Деревянко в 1977 году.
Район Приамурья, занимаемый дючерами в позднем средневековье, до выселения их в середине XVII в. в Маньчжурию, достаточно обширен: вдоль Амура от устья Зеи до устья Уссури и даже несколько ниже по реке. В.Д.Поярков пишет об этом: «С усть Зеи по Шилке (Амуру) пойдут пашенные многие сидячие люди дючеры родами до Шунгалы (Сунгари) реки». На севере они граничили с даурами, с которыми у них существовали тесные связи. Интеграция культур в позднем средневековье была распространенным явлением. Украшения, оружие, кувшины со стеклянной непрозрачной поливой, блюда и пиалы с подглазурной кобальтовой росписью привозились из ремесленных центров.
Что же отличает две археологические культуры? Культурное своеобразие дючеров по сравнению с даурами прослеживается в традициях архитектуры фортификационных сооружений. Если дауры строили небольшие сильно укреплённые крепости особой оригинальной формы (городища «даурского типа»), то дючеры использовали не менее защищённые, но и намного превосходящие размерами городища. Так, периметрГродековской крепости около 3 километров. Дючеры, вероятно, крепостей не строили и, как показали исследования, жили в городищах, возведённых ещё мохэсцами и чжурчжэнями, лишь подновляя их.
Информация о Гродековском городище поступила в Амурский областной краеведческий музей в 1929 году. Крепость была основана примерно на рубеже I-II тысячелетий и просуществовала до середины XVII века. Именно о ней в 1652 году Е.П. Хабаров сообщал воеводе Якутска Д.Францбекову: «С усть Зии по Амуру вниз ехать на коне половина дни все лугами и старыми пашнями до того города, а город земляной, иноземцы его зовут Айтюн (Айгун)». Дючеры покинули крепость, вероятно, после 1654 г., когда по указу маньчжурского правительства из Приамурья было выведено все местное земледельческое население. Но не долго пустовал город. В начале 80-х гг. ХVII в. на его месте было основано новое, уже маньчжурское поселение, ставшее опорным пунктом в борьбе с русскими в Приамурье.
Дючерская культура относится к позднему средневековью и хронологически выделяется со второй половины XIII в. До этого рубежа на Среднем Амуре существовала культура амурских чжурчжэней. Однако реально грань между культурами провести невозможно.
Основным занятием дауров, гогулей (родственное дючерам племя, жившее по реке Зея), дючеров было земледелие. Русские землепроходцы XVII века сообщают, что на Амуре выращивали рожь, пшеницу, ячмень, овес, просо, гречиху, полевой горох и коноплю. Урожаи были богатые. Так, воевода Д.Францбеков в 1651 году писал царю, что после взятия Е.П.Хабаровым даурского города Албазин «запасного хлеба» там оказалось «хоть на пять лет». Зерно хранили как в домах, так и «в особых ямах, вырытых на полях». Урожай перерабатывался самими земледельцами. Имея ручные мельницы и крупорушки, дючеры платили дань «молотым хлебом», то есть мукою, а русских казаков дауры снабжали «крупами овсяными». Из зерна делали вино. Коноплю использовали для производства канатов и веревок. Об этом стало известно от казаков, которые, в 1650 году выйдя на Амур, нашли там «даурские признаки» - плот-паром, связанный пеньковым канатом. Пахали амурские земледельцы деревянной сохой при помощи рабочего скота, но если дауры запрягали лошадей, то дючеры использовали для этого быков. При сборе зерновых применяли серпы и косы. На огородах они выращивали огурцы, мак, чеснок, бобы, арбузы, дыни. В садах росли яблони, груши, орехи маньчжурские и лещина. Держали амурчане и скот: лошадей, быков. Особенно много разводили свиней, что традиционно для данного региона.
Дауры и дючеры также занимались рыболовством и охотой на пушного зверя (соболь, рысь, лиса). Силки, капканы, как свидетельствовал В.Д. Поярков, они не применяли. Рыбу ловили, вероятно, индивидуальными средствами лова и сетями, грузила на которые делали из уплощенных галек, с двух сторон имеющих искусственные выемки для привязывания.
Из ремесел у земледельческих народов Приамурья получила распространение обработка черных и цветных металлов, изделия из которых в изобилии обнаружены на могильниках владимировской культуры. Известен следующий факт: казак И.Квашин еще до прибытия на Амур предлагал князю Лавкаю в подарок железные котлы, топоры и ножи, но дауры отказались от этих предметов. О деревообработке и плотничьем ремесле у местного населения свидетельствуют обнаруженные в погребальных сооружениях доски и плахи. Иногда дючеры пиломатериалом даже платили дань маньчжурскому богдыхану. Знали дауры и каменное строительство.
Дауры и дючеры торговали с маньчжурами, покупая у них дорогие ткани, серебро, медь, олово и, в свою очередь, предлагая хлеб и меха.
Тунгусы-охотники. О тунгусах-охотниках известно очень мало. Они жили в легких жилищах. Соболей стреляли из луков, иногда применяли сети, загораживая выход из логова и выкуривая зверька дымом. У них были дрессированные собаки, которые подстерегали соболя у норы. Кроме луков на охоте применяли копья с широкими наконечниками, специальные самострелы и ловушки. Полифункциональным орудием можно считать пальму. Имея клинок до 40 см с прямой спинкой и выгнутой острой рабочей стороной, пальма нанизывалась на рукоять длиной несколько десятков сантиметров. Орудие применялось при продвижении по тайге, для рубки ветвей и как копье. Драгоценные меха тунгусы отдавали в виде дани (ясака) или меняли на необходимые товары у земледельческих народов.
Народы, занимавшиеся в основном рыболовством, для зимы строили углубленные в землю жилища, лето же проводили в наземных легких строениях. Основным средством передвижения были лодки, изготовляемые из бересты, кожи или выдолбленные из стволов деревьев. Зимой использовались собачьи упряжки. Одежду шили из кожи рыб и шкур животных, преимущественно собак. Вели меновую торговлю с народами земледельческо-ремесленной культуры. Многие предметы, в том числе керамические, металлические, стеклянные, имели не амурское происхождение. Покойников описываемые племена хоронили преимущественно воздушным способом, подвешивая умершего или его кремированные останки к деревьям. В случае необычной смерти труп (утонувшего или погибшего в лапах хищника) закапывали в грунт.
Далее по Амуру селились натки – предки современных нанайцев, и гиляки. В северных районах Приамурья кочевали эвенки, общая численность которых не превышала 4 тысяч человек. Основными районами их обитания являлись верховья Зеи, бассейны рек Селемджа, Бурея.
БОРЬБА ЗА АМУР
Исторический подвиг русских землепроходцев. XVII век ознаменовал собой новый этап в истории народов Восточной Сибири и Дальнего Востока. Он неразрывно связал их судьбу с историческими судьбами великого русского народа.
В 1619 году сибирские казаки заложили первый острог на берегах великого Енисея, а уже к середине века утлые кочи (лодки) русских промышленников бороздили суровые воды Тихого океана.
Свыше 170 плаваний и походов совершили бесстрашные мореходы в водах Восточной Сибири в XVII веке. За очень короткий срок, менее чем за полвека, простые русские люди совершили титанический труд. Испытывая величайшие невзгоды и лишения, борясь с дикой природой и суровым климатом, они прошли из края в край такие пространства, на освоение которых европейцы затрачивали сотни лет. «Горсть казаков и несколько сот бездомных мужиков прошли на свой страх океаны льда и снега, и везде, где оседали…закипала жизнь, поля покрывались нивами и стадами, и это от Перми до Тихого океана», - так оценивал выдающиеся подвиги землепроходцев русский писатель А.И. Герцен.
Присоединение народов Восточной Сибири происходило, как правило, мирным путем и, во всяком случае, не сопровождалось ни поголовным обращением их в рабство, ни массовым истреблением, как это случалось с коренным населением Америки в период ее завоевания европейцами.
О чем рассказывали эвенки. В 30-х годах XVII века русские землепроходцы приступили к освоению Южной Якутии и Северного Забайкалья. В 1632 г. казачий голова Бекетов заложил Якутский острог, вскоре превратившийся в главный центр всех русских владений в Восточной Сибири.
Отсюда отряды казаков двинулись на северо–восток, к «заморским» рекам – Яне, Индигирке, Колыме, и на юг, к Алдану. В 1636 г. был заложен Бутальский острог. Здесь казаки впервые узнали о существовании Даурской земли. Алданские эвенки поведали приказчику острога Дмитрию Копылову о том, что за южными горами «возле моря» течет большая река Чиркол, по берегам которой обитает многочисленный оседлый народ, занимающийся хлебопашеством.
Спустя два года небольшой отряд из тридцати казаков под предводительством Ивана Москвитина выступил в поход «на большие моря окиян». Путь отряда лежал по рекам Алдан и Мая. Перевалив Джугджурский хребет, казаки вышли на реку Улья и по ней спустились к Охотскому морю. В устье Ульи Москвитин основал в 1639 году небольшой острожек с зимовьем. Это было первое русское поселение на берегах Тихого океана. Казаки жили в нем почти два года, собирая ясак с окрестных жителей и пополняя свои очень скудные сведения о новых территориях.
Из бесед с местными эвенками Москвитин узнал, что «в летнюю сторону» живут гиляки, «и тех де гиляков побили …пришедшие в стругах бородатые люди доуры», живущие «к той же правой стороне в лето по Амуре реки, дворами и хлеб у них и лошади и скот и свиньи и куры есть и вино курят и ткут и прядут со всего обычая с русского».
Построив небольшое судно, Москвитин с частью отряда пошел морем на юг, открыв Шантарские острова и Удскую губу. По рассказу одного из участников этой экспедиции казака Колобова, отряд не только разыскал то место, где произошло кровавое столкновение гиляков с воинственными пришельцами, но и подходил к устью Амура. «За безлюдством и за голодом» Москвитин не решился продвигаться дальше в сторону Амура и в 1641 г. возвратился в Якутск.
Интересные сведения привез Максим Перфильев, побывавший с отрядом в Северном Забайкалье. Местные эвенки сообщили казакам, что дальше на восток от них течет река Джи (Зея), впадающая в Шилькар, а Шилькар впадает в реку Маму.
Царские воеводы начали всерьез задумываться о посылке на Амур большой экспедиции для изучения богатого края и подчинении его жителей власти Московского государства.
Слухи о Даурской «изобильной землице» необычайно быстро распространились среди русского населения Восточной Сибири. Русских на Амур влекли не только жажда добычи и дух непоседливости. Приамурье являлось единственным местом на всем громадном пространстве от Енисея до Тихого океана, где существовали благоприятные естественные условия для развития земледелия. Плодородные земли Приамурья должны были стать житницей Восточной Сибири и удовлетворить ее быстро растущие потребности в продовольствии.
Поход Василия Пояркова на Амур. Вынашивая план похода на Амур, воевода Головин спешил. Страна с большим трудом оправлялась от разорительных последствий шведско–польской интервенции, казна была опустошена войной 1632–1634 гг. с Польшей. Правительство требовало ее пополнения. Даурское серебро могло бы основательно подкрепить оскудевшую «государеву казну».
Руководство новым походом Головин возложил на «письменного голову» Василия Даниловича Пояркова, которого крутой и своенравный воевода выделял из своего окружения за немалый ум и «радение».
К лету 1643 г. в Якутске собралось несколько сот «охочих людей», из которых Поярков отобрал 132 человека. Воевода снабдил их оружием и припасами, и в июне отряд выступил в путь.
Готовясь к походу, Василий Данилович внимательно изучал пути в Даурскую землю. Решительно отказавшись от плавания по Витиму, он избрал иной путь – по Алдану, Учуру и Зее. Цель похода была определена в «наказной памяти», составленной воеводой Головиным. В ней говорилось: «И на Зие реке будучи ему Василию расспрашивать всяких иноземцев накрепко про сторонние реки падучие, которые в Зию реку пали, какие люди по тем сторонним рекам живут, сидячие ль, или кочевые, и хлеб у них и иная какая угода есть ли, и серебряная руда, и медная, и свинцовая по Зие реке есть ли… И чертеж и роспись дороги своей…прислать в Якутский острог, вместе с ясачной картою».
10 дней участники похода шли по Учуру до р. Гонам и еще пять недель до его верховьев. Тем временем начались холода, и река замерзла. Отряд остановился на зимовку. Проведя здесь две недели, с частью отряда, Поярков, преодолев Становой хребет, вышел к реке Брянта. На лыжах и с нартами землепроходцы шли вдоль замерзшего русла до Зеи. Русские землепроходцы встретились с даурами в устье реки Умлекан. Недалеко от устья Селемджи казаки вновь повстречались с даурами.
Не задерживаясь долго в устье Зеи, кочи В.Д. Пояркова вошли в Амур. Выменивая в прибрежных улусах продовольствие и отбиваясь от воинственных дючеров, казаки миновали Уссури. Далее отряд плыл спокойно и без всяких приключений достиг низовьев Амура. Перезимовав в гиляцкой земле, Поярков покинул устье реки и двинулся вдоль побережья Охотского моря. Землепроходцы доплыли до р. Улья.
Летом 1646 г. Поярков с товарищами возвратился в Якутск. Из 132 человек, ушедших с ним на Амур, вернулось только 33 человека. Затаив дыхание, слушали якутские казаки, служилые люди, промышленники скорбную, но захватывающую историю об Амуре и народах, проживающих на нем.
Ерофей Хабаров. Ерофей Павлович Хабаров–Святитский, выходец из солевычегодских крестьян, был человеком известным и влиятельным в Якутском воеводстве. Обладая неукротимой энергией промышленника–предпринимателя, Хабаров развил бурную деятельность, заводя пашни, занимаясь солеварением, пушным промыслом и торговлей. Был он и на «государевой службе». Хабаров со временем стал владельцем известного состояния и заметно выделялся из общей массы якутских поселенцев.
Поддерживая связи с якутским воеводой, Хабаров имел возможность детально познакомиться с состоянием Амурского дела. Он тщательно изучил все сведения о Приамурье. Они помогли ему отыскать более короткий и удобный путь в Даурскую землю. Весной 1649 г. в Илимске Хабаров встретился с вновь назначенным якутским воеводой Дмитрием Францбековым и изложил ему план похода. Тот охотно согласился направить Хабарова в экспедицию. Ерофей Павлович должен был заложить острог на реках Тугир или Шилка и привести даурских князей в подданство Московского государства, добиваясь этого по возможности мирными средствами.
Весной 1649 г. отряд Хабарова вышел из Илимска. В нем было 70 человек. Этих сил, как считал руководитель похода, будет вполне достаточно для осуществления задуманного дела. По Лене и Олекме его отряд добрался до Тунгира. Там участники похода сделали небольшую передышку и, перезимовав, в январе 1650 г. потянули лодки волоком на нартах к реке Урка, впадавшей в Шилку. Здесь начинались владения даурского князька Лавкая. Но городок Лавкая был покинут жителями. Хабаров и его товарищи двинулись дальше и вышли к городку князька Албазы. При приближении отряда жители прибрежных улусов скрывались, а князьки не желали вступать ни в какие переговоры. Хабаров понял, что надежды на мирное присоединение даурских земель оказались напрасными, а для завоевания Даурии он не располагал достаточными силами. Поэтому он был вынужден возвратиться в Якутск за подкреплением.
Оставив на Амуре 52 казака, Хабаров с небольшим отрядом добрался к маю 1650 г. до Якутска.
Осенью 1650 г. Ерофей Хабаров вновь появился на Амуре, приведя с собой более сотни служилых людей. От оставшихся здесь казаков он узнал, что даурские князьки категорически отказались платить ясак. Выполняя наказ воеводы – любой ценой привести местное население в «государево» подданство, Хабаров начал занимать даурские улусы. Князья, испугавшиеся прибытия большого отряда, предпочитали уклоняться от борьбы и без боя оставляли свои городки. Первое сражение произошло под стенами городка Яксы, принадлежавшего князю Албазе.
Заняв Албазин, Хабаров превратил его в свою главную резиденцию, откуда казачьи отряды ходили походами к дальним даурским улусам. Казаки прошли все земли, населенные дючерами, и вышли к устью р. Уссури, основав здесь Ачанский острог. В марте 1652 г. у его стен неожиданно появилось двухтысячное войско маньчжур. Ему поручалось изгнать казаков из Приамурья и закрепить владычество Цинской династии над народами обширного края. Началась осада острога. Первое столкновение маньчжурского войска с отрядом Хабарова закончилось полной победой казаков, которые не только выдержали осаду, но и разгромили маньчжурский отряд. Все пушки и припасы достались казакам.
Тем не менее Хабаров, опасаясь новых нападений и желая быть ближе к русским владениям, решил остановиться вблизи устья р. Зея. Здесь он решил поставить укрепленный острог. Но в отряде произошел раскол, и часть отряда снова ушла в низовья Амура. Хабаров настиг ушедших в гиляцкой земле, где провел над ними суд и расправу.
В Якутске тем временем собирались новые партии «охочих» людей для посылки на Амур. Летом 1651 г. в помощь Хабарову был отправлен отряд из 137 человек под началом Третьяка Чечигина.
Хабаров со своим отрядом вернулся к устью Зеи. Тем временем царь повелел отправить в Даурию три тысячи стрельцов под командованием князя Лобанова – Ростовского. В Якутск и на Амур отправился думный дворянин Дмитрий Зиновьев, которому поручалось непосредственно ознакомиться с состоянием амурского дела. Встреча царского посланца с казаками произошла неподалеку от устья Зеи. Зиновьев вручил им «государеву награду», передал Хабарову пожалованную царем золотую медаль и отстранил его от руководства амурским делом, обвинив Хабарова в утайке ясака. Новым приказным лицом на Амуре был назначенОнуфрий Степанов. В 1653 г. Зиновьев покинул Амур и увез с собой Е. Хабарова.
Среди русского населения Восточной Сибири амурское дело приобрело широкую популярность. Для управления новыми территориями в 1656 г. было создано Нерчинское воеводство. Его первым воеводой стал Афанасий Пашков.
Сотни людей устремлялись по проторенной Хабаровым тропе на вольные даурские земли. К 1655 г. здесь обосновалось до полутора тысяч переселенцев, по преимуществу пашенных крестьян. Возраставший приток русских людей в Приамурье умножал силы, находившиеся под началом Степанова, и позволял ему успешно отражать нападения маньчжурских отрядов. Однако силы были неравными. Ряды русских быстро таяли от голода и постоянных стычек с маньчжурами, отряды которых жгли и разрушали острожки, оставленные казаками. В 1658 г. русских на Амуре фактически не стало. Большинство первых русских поселенцев погибло, остальные покинули Приамурье, возвратившись в Якутию. Приамурье совершенно обезлюдело и являло собой мрачную картину полнейшего запустения.
Албазинская эпопея.В течение нескольких лет на Амуре появлялись лишь отдельные немногочисленные группы казаков и промышленников. В 1665 г. сюда бежал бывший приказной человек Усть-Кутской солеварниНикифор Черниговский. Со своим отрядом, насчитывавшим 84 человека, он приступил к восстановлению разрушенного Албазинского острога. В Албазин стали стекаться казаки и крестьяне. В короткое время вокруг него поднялись русские деревни и слободки – Игнашина, Монастырщина, Озерная, Ондрюшкина, Солдатова, Панова. Прибывавшие на Амур пашенные крестьяне снабжали быстро растущее население хлебом.
 

 

Информация с официального портала государственных учреждений РФ.

Вся информация о государственных и общественных учреждениях:


Амурская область-онлайн.